03:06 

Первая любовь, перья в волосах

Лин Тень
Big Bad Wolf
Автор: я (Лин Тень)
Бета: Faery
Фандом: Final Fantasy 7
Название: Первая любовь, перья в волосах
Дисклеймер: герои принадлежат создателям, я взяла их с целью сотворить AU
Предупреждение: плохое знание канона
Рейтинг: G
Тип: гет
Пейринг: Сефирот/Аерис, Зак/Аерис
Жанр: романтика, hurt/comfort
Размер: mini
Герои: Сефирот, Аерис, Зак, Эльмира
Саммари: Что, если бы крышу церкви Аерис пробил не Зак Фэйр?
Размещение: запрет без вариантов
Авторы идеи: я (Лин Тень) + Faery
Благодарность: Faery
Пометки: автор знает, что всё это вполне невозможно... но канон его в данном случае не интересует.


Грохот, от которого ещё миг назад закладывало уши, остался позади, его место заняла звенящая тишина и жар в теле, точно кто-то касался кожи калёным железом.
«Жив, — сделал заключение Сефирот. — Чего и следовало ожидать. Скорей всего, даже серьёзно не ранен. Так, оцарапался…».
Мужчина попытался встать, но не смог, чему очень удивился. Руки-ноги были на месте, голова тоже. Вроде ничего не разбил… но центр тяжести сместился так, что солджер более не владел своим телом. Не веря своим ощущениям, Сефирот предпринял ещё одну попытку, но максимум, что удалось — приподняться на одно колено.
Что-то тянуло его вниз, не давая встать на ноги.
«Крыло, — вдруг дошло до него. Следующая мысль пронзила внутренности стальным прутом: — Не могу дематериализовать его… сломал!». В подтверждение своих мыслей солджер попробовал пошевелить огромным крылом, но добился лишь резкой боли. Вздрогнув, мужчина зашипел сквозь стиснутые зубы, на пол упало несколько чёрных перьев.
Провалившийся пол оказался слишком неожиданным событием, Сефирот никак не ожидал такого поворота, а потому было немудрено, что он не успел убрать крыло. Мужчина задрал голову, посмотрев на дыру в крыше ветхого строения, которую он пробил собой. Кинул беглый взгляд вокруг, а затем снова поднял глаза — из Трущоб солнечный свет казался как никогда далёким.
«Нужно встать, — приказал он себе. — У меня неоконченное задание… да и вообще, мне тут не место». Однако ещё одна попытка принесла те же результаты. «Надо убрать проклятое крыло!» — Сефирот начинал злиться на себя же самого, на свою слабость.
Однако сделать это было не проще, чем загнать сломанный меч в ножны. Всё, что получалось — беспомощно шевелить суставом, причиняя себе ещё большую боль. Да, летать на этом огромном крыле было очень удобно, а вот ходить с ним — совершенно невозможно…
Но Сефирот никогда не сдавался так просто. Тихо постанывая от боли, он продолжил свои заранее обречённые на неудачу попытки встать на ноги.

* * *
Когда раздался грохот и треск, Аерис вздрогнула, выронив лейку из рук — девушка как раз собиралась поливать цветы — и быстро обернулась. Что-то большое и тяжёлое с силой обрушилось на край клумбы, помяв её драгоценные лилии. Солнечный свет блеснул на серебре волос, на чёрной коже одеяния, на… перьях?
Аерис отступила на шаг, прикрыв лицо ладонями.
Мужчина попытался встать, но не смог. Его единственное крыло, так испугавшее девушку в первый момент, было вывернуто под неестественным углом.
Аерис пригляделась к незнакомцу. Знакомая форма… он, должно быть, солджер. «Они нашли меня!» — первой реакцией девушки было убежать, бросив всё. Цветочница ненавидела всех и всё, что хоть как-то было связано с Шин-Ра, в особенности тех, кто искал её — солджеров и Турков.
И потому в первый момент у Аерис не возникло другой мысли, зачем мужчина мог прийти сюда.
За ней, конечно же.
Но девушка уже вторую минуту наблюдала за тщетными попытками бедняги подняться на ноги. Исполинское крыло явно было повреждено и не давало солджеру нормально двигаться.
Аерис закусила губу. Этот человек напоминал ей какую-то большую хищную птицу, которых она, конечно же, никогда в жизни не видела, но знала, что такие есть. Девушка не знала, что нужно сделать, и будет ли правильным сейчас помочь… этот охотник вполне может отплатить ей тем, что доставит её в лабораторию Шин-Ра.
Но с другой стороны, он был ранен, а значит, уже не казался таким опасным.
Отринув сомнения, девушка подошла.

* * *
— Эй, привет, — услышал Сефирот девичий голос. — Тебе, верно, нужна помощь?
Солджер поднял пламенеющий негодованием взгляд — слово «помощь» вызывало у него исключительно негативные эмоции. Помощь — это для слабых. Он же считал себя не просто сильным, а лучшим.
Перед ним стояла молодая девушка в розовом платье. Её каштановые волосы были заплетены в забавную косичку, глаза цвета молодой зелени лучились сочувствием. Черты лица были мягкими, как у ребёнка… и какими-то очень знакомыми. Сефирот напрягся.
Едва взглянув на солджера, девушка отступила на шаг.
— Твои глаза, — прошептала она, будучи не в силах отвести взгляд от узких вертикальных зрачков мужчины. — Я помню тебя! Ты… ты тот парень из лабораторий Шин-Ра!
Аерис попятилась назад, но споткнулась о брошенную лейку и упала на цветы. В глазах девушки стоял страх. Конечно же, не Сефирот был его причиной, но он заставил цветочницу вспомнить ужасный эпизод из жизни.
«Так вот оно что! Лаборатория…» — солджер вспомнил, что и впрямь видел девушку именно там, только она тогда была ещё совсем маленькой… да и он был подростком.
— Верно, — кивнул Сефирот, сохраняя спокойствие. — Кажется, мы раньше встречались.
Эта фраза, этот голос, этот тон — они почему-то заставили Аерис овладеть собой. В голову пришла глупая мысль о том, что так или иначе перед ней человек… и неважно, что у него из спины торчит непарное матово отсвечивающее крыло. «А может, ему тоже не нравилось в этой лаборатории?» — подумала Аерис, вставая и отряхиваясь от земли.
— Прости, — улыбнулась девушка, подходя к Сефироту. — Я… я просто немного испугалась. Я хотела помочь. Это твоё крыло…
— Да, — как-то буднично кивнул солджер, словно бы это было нормальным, — похоже, я его повредил.
— Давай помогу.
Цветочница протянула всё ещё чуть подрагивающую от страха и волнения руку, но поймала насмешливый взгляд.
— Ты меня не удержишь, девочка.
Аерис действительно была миниатюрной, в особенности по сравнению с высоким сильным Сефиротом. Однако после его слов её рука перестала дрожать, а взгляд приобрёл твёрдость. Этот молодой человек не представлял себе, какая сила была скрыта в простой цветочнице из Трущоб.
— Меня зовут Аерис, — девушка улыбнулась. — Возьми мою руку.
— Сефирот, — солджер схватил её ладонь, словно бы отвечая на рукопожатие.
Её хватка действительно оказалась неожиданно сильной, девушка рванулась назад, и Сефирот, наконец, встал на ноги. Тут же солджер почувствовал нечто странное: захотелось одёрнуть руку, наплевав даже на опасность вновь упасть. Мурашки заскользили по спине, желудок сделал сальто. «Не знаю, кто эта девушка, — подумал Сефирот. — Но у меня чувство, что нам с ней стоит держаться подальше друг от друга».
Аерис тоже ощутила это — будто бы через их сжатые пальцы по сосудам потоками заструился ледяной яд, грозясь достигнуть сердца. Стало страшно. Только решительность в своём желании помочь позволила девушке не отшатнуться от солджера. Видя, что мужчине крайне неудобно держать равновесие, девушка положила его руку себе на плечо.
— Не повезло, что я ниже тебя, — несколько нервно усмехнулась Аерис, думая лишь о том, что же нашло на неё, почему ей так не хочется прикасаться к этому человеку… и главное — понял ли это он? — Но нам недалеко идти.
— Идти? — спохватился солджер, думая, тем не менее, о том же самом.
Со всеми треволнениями он только сейчас он смог полноценно разглядеть помещение, куда его занесли судьба. Это была… церковь? Да, пожалуй. Ветхая церквушка с деревянными лавками, оплетёнными вьюнками, старыми, едва сохранившимися витражными окнами и пробивающимися сквозь доски пола разноцветными лилиями, на которые Сефирот и упал, изрядно их помяв.
— Ты живёшь здесь? — спросил он, осознав, что впервые в жизни попал в церковь — до этого он лишь читал про них.
— Нет, — рассмеялась девушка. — Здесь я лишь выращиваю цветы — на продажу. Но мой дом совсем близко. Думаю, нам стоит зайти туда. Меня всерьёз беспокоит состояние твоего крыла, уверена, обычно оно не так вывернуто…
Сефирот хрипло усмехнулся. Поймав удивлённый взгляд Аерис, он, всё ещё саркастически улыбаясь, пояснил:
— Ты бы лучше беспокоилась не о его состоянии, а о его наличии. Забавная ты, Аерис… Разве ты меня не боишься?
Та взглянула солджеру в глаза, а затем пожала плечами и медленно двинулась к выходу, показывая следовать за ней. Ещё минуту назад она бы, не задумываясь, ответила «да», но теперь она сомневалась.
— Уже нет, — наконец, решилась она. — Тебе ведь нужна помощь.

* * *
— Хочешь ещё чего-нибудь? — участливо спросила Аерис.
Сефирот решительно покачал головой — он объелся. Девушка вытащила на стол все запасы, которые нашла в доме, голодный солджер, привыкший к стандартам, пайкам и полевой кухне, довольно быстро их уничтожил. Перед этим они разобрались с травмой, вернее, разобралась с ней всё-таки Аерис, а Сефирот лишь тихонько шипел и морщился, по возможности стараясь не показывать боли.
Девушка вправила сустав, сказав, что, возможно, это всего лишь сильный вывих, а не перелом. Сефирот был склонен верить ей, потому что сразу после этого он смог дематериализовать крыло.
Солджер поблагодарил цветочницу и хотел было уйти, но та настояла на том, что тот выглядит ужасно, и что ему просто необходимо поесть и отоспаться.
…И вот теперь, впервые в жизни попробовавший домашнюю кухню, Сефирот чувствовал, что действительно не в силах никуда идти. Ему было хорошо здесь, не хотелось даже шевелиться.
«Задание. У меня неоконченная работа, — напомнил себе Сефирот. — Отдыхать буду в Лайфстриме».
— Останься, — словно угадывая его мысли, сказала Аерис, вставая и начиная собирать посуду. — Ты ведь наверняка давно не спал.
— Не то чтобы уж очень, — пожал плечами Сефирот, однако, чувствуя, что его немилосердно развозит. Глаза слипались сами собой.
— Я вижу, — тепло улыбнулась Аерис. — Я постелю тебе в соседней со мной комнате, идём. Завтра утром всё решим.
Сефирот покорно встал из-за стола и пошёл за девушкой. Мутный взор не задерживался ни на чём, мозг отчаянно требовал отдыха. Однако вбитые с детства солджерские рефлексы работали сами, подмечая детали скудной обстановки домика.
«Похоже, Аерис не очень-то богата, — подумал Сефирот, глядя на старую-престарую технику. — А я принёс ей дополнительные убытки, помяв цветы». Стало неловко, но он почему-то знал, что денег девушка не возьмёт.
Аерис прошла через гостиную и бодро взбежала по лестнице к спальням. Солджер собирался проследовать за ней, но замер на полушаге, вздрогнув. На диване сидела женщина, чьи ноги были укрыты клетчатым пледом. Если бы не уникальное зрение, Сефирот бы, может, её и не заметил — так она была неподвижна. Глаза её впились в мужчину, источая поистине огненную ненависть.
— Мама, — помахала рукой Аерис. — Я не слышала, как ты пришла. Сефирот, это моя мама, Эльмира. Он упал с Плиты, когда я возилась с цветами, и получил травму. Думаю, ему стоит отдохнуть, а завтра мы решим, что будем делать, — объяснила девушка, а затем вновь обратилась к гостю: — Идём же!
Женщина дождалась, пока её дочь скроется за дверью, и подозвала Сефирота ближе.
— Солджер? — из её уст это звучало, как плевок. — Уходи. Мы не хотим иметь дел с Шин-Ра. Скажи Туркам, чтобы прекратили охотиться за нами.
Сон как рукой сняло. Сефирот внимательно вглядывался в лицо Эльмиры, и, наконец, выдал:
— Вы ведь не родная мама Аерис, так?
— Откуда ты… знаешь? — та побледнела. — Ты пришёл за ней?
— Наша встреча — это случайность. Боюсь, вы не за того меня держите. Просто я видел её настоящую маму. И это были не вы, — солджер немного помолчал, уставившись на древние деревянные окна. Как тут, должно быть, всё продувается зимой… Затем он продолжил: — Я уйду, обещаю. Но давайте договоримся — я сделаю это тайно, чтобы не травмировать вашу дочь. Думаю, и мне, и вам очевидно, что Аерис неравнодушна ко мне.
Эльмира молчала, сжав губы. Она, конечно же, не могла не заметить, как её приёмная дочь смотрит на статного красавца-солджера с длинными волосами необычного серебристого цвета. Эльмира даже могла бы предположить, что Аерис успела влюбиться в этого странного мужчину.
«Что ж, — печально подумала женщина, вспомнив себя в её годы, — первая любовь редко бывает счастливой. Это нужно просто пережить…».
Сефирот, уловив согласие во взгляде Эльмиры, продолжал:
— Ей нужен не я, и мы с вами оба это знаем. Когда-нибудь такая красавица, как она, обязательно встретит хорошего человека. Я обещаю вам не трогать её. Ну а сейчас я, пожалуй, пойду в спальню.
Эльмира лишь кивнула, выражая согласие.
«Ну вот, я же говорил — Лайфстриме отосплюсь», — с сожалением напомнил себе Сефирот, поднимаясь по лестнице. Признаться, он уже понадеялся на то, что сегодняшний бесконечный день всё-таки кончится здоровым сном…

* * *
Чтобы покинуть дом Аерис, Сефироту не пришлось воспользоваться дверью. Будь у него всё в порядке с крылом, это было бы ещё проще. Но даже теперь уйти через окно не составило труда — в конце концов, он был тренированным солджером.
Сефирот шёл по тёмным улицам Трущоб, огибая церквушку, и думал о том, что то, как он обошёлся с девушкой, со стороны выглядит несправедливо. «С другой стороны, — мысленно пожал он плечами, — а что я могу сделать?». Ответа на вопрос не было.
Он мог лишь уйти отсюда как можно скорей, заодно обезопасив Аерис от лишнего внимания. Насколько он успел понять, в Шин-Ра неравнодушны к ней…
Задумавшись, он едва не столкнулся нос к носу с Турками. Те не сразу его заметили, и солджер услышал обрывок их разговора. Рыжий Турк в расстёгнутой рубашке и с мотоциклетными очками на голове указывал на дом Аерис:
— В этом секторе осталось проверить последнее строение, и мы свободны, йо. Ну а завтра у нас вообще выходной. Может, уйдём пораньше? До того проклятого дома идти и идти… Дзот-то, Руд, неужели эта девчонка и впрямь так важна, что ради неё мы метр за метром прочёсываем все Трущобы?
— Придержи язык, Рено, — спокойно ответил его напарник. — Мы просто проверим дом — и всё.
Сефирот вышел навстречу Туркам, те в первый момент отшатнулись, но потом признали его.
— Не ожидали вас тут встретить, йо, — первым очнулся Рено.
— Я тоже, — признался Сефирот. — Я не очень-то ожидал сюда попасть. Но подо мной провалился пол, и теперь я ищу выход наверх, на Плиту. Мне повезло, что я упал в спальню вон того нежилого дома, прямо на кучу подушек… иначе, боюсь, всё закончилось бы куда плачевней.
— Дзот-то?! — взвыл Рено. — Так этот дом — нежилой? Ну всё, Руд, ты как хочешь, а у меня выходной уже начался.
Рено круто развернулся, махнув на прощание рыжим хвостом, и исчез во мраке улиц Трущоб.
Сефирот пожал плечами, как бы показывая, что Руду здесь тоже ловить нечего. Тот ещё секунду смотрел на солджера в упор, а затем коротко попрощался и пошёл за напарником.
— Ну что ж, вот теперь мы квиты.
«Думаю, скоро ты встретишь хорошего человека, для которого честь не будет пустым звуком, который защитит тебя от любых нападок. Не стоит тебе влюбляться в вутайского демона, красавица».
Оглянувшись на дом Аерис, в котором в такой час не горело ни одно окно, Сефирот поудобней перекинул ножны с Масамуне и двинулся дальше.

* * *
Аерис так и не уснула в ту ночь. Она не слышала никаких подозрительных звуков, но точно знала, что Сефирот покинул её дом. Она почувствовала, как горькое тянущее ощущение, которое иногда посещало её перед какими-то плохими событиями, вдруг исчезло. Вместе с ним исчезла и какая-то неосознанная окрыляющая радость…
Наутро девушка, как обычно, пошла в церковь, чтобы срезать свежие цветы и понести их на продажу. Мелкими шагами Аерис подошла к клумбе, неся в руках корзинку, и тут же наткнулась взглядом на примятые лилии — следы приземления солджера.
Ярко вспомнились события вчерашнего дня, сердце накрыла глухая тоска. «Он ушёл, потому что почувствовал то же, что и я, — поняла девушка. — Может, он… он такой же? И я всё-таки не последняя?».
Однако думать об этом всё равно было уже поздно — Сефирот ушёл из её жизни навсегда. Девушка заметила чёрное перо, лежащее на земле. Осторожно подобрав, девушка примерила его себе в причёску.
— Пусть у тебя всё будет хорошо, — с чувством прошептала девушка. — И твоё крыло… пусть заживает скорей!

* * *
Солджер второго класса Зак Фейр угрюмо смотрел на полуразрушенную церковь. Он не очень понимал, почему его отправили сюда, в Пятый сектор Трущоб. Однако приказ есть приказ, ему полагалось обыскать местность на предмет различных монстров. «Осмотрю саму церковь — и достаточно. Тут же тихо, как в могиле», — решил Зак, решительно двинувшись к дверям.
Обычно Зак был весел и жизнерадостен, но сегодня лицо его не озаряла задорная улыбка — уж чересчур глупым казалось задание. Монстры в Трущобах — ну что за бред? «Ладно, отставить рассуждения, — Зак, на всякий случай обнажив меч, открыл скрипучую дверь и ступил за порог церкви, — генералу лучше знать».
Конечно же, здесь никого не было. Сквозь пару дыр в крыше на пол лились потоки солнечного света, что для Трущоб было несказанным подарком. За счёт этого прямо через доски тут и там прорастали дивно пахнущие лилии.
— Красота, — Зак даже замер на мгновение.
Вдруг сзади послышались тихие шаги, и солджер мгновенно обернулся, взмахнув мечом.
— Кра-со-та… — прошептал он, едва шевеля губами.
Перед ним стояла невысокая девушка в розовом платье. В руках у неё была корзина с цветами, в каштановых волосах смешно торчало чёрное перо, а в зелёных глазах отражался страх.
— Прошу прощения, — Зак одним точным движением убрал меч в ножны. — Я вас испугал? Я не хотел, правда. Меня зовут Зак Фэйр, я солджер, и я тут по поручению. Поступили сведения, что в вашем районе разгулялись монстры. Вы ничего подобного не видели?
Аерис лишь испуганно кивнула, а затем покачала головой.
— Н-нет… — пробормотала она, — ни о чём таком я не слышала.
— Немудрено, — весело подмигнул девушке Зак. — Там, где живут такие прекрасные девушки, просто не может быть никаких монстров. Это было бы просто кощунственно.
Щёки Аерис порозовели от смущения, она опустила взгляд и, маленькие пальчики нервно теребили ручку корзины.
Зак продолжал вдохновенно нести чушь, улыбаясь и заигрывая с молодой цветочницей, пока не добился от неё согласия на завтрашнее свидание. Красноречиво распрощавшись, солджер уже собирался уходить, как вдруг заметил, куда всё это время смотрела девушка.
Это было место на клумбе с примятыми цветами.
Посреди проплешины валялось чёрное перо — такое же, как у Аерис в волосах.

   

Final Fantasy 7

главная